Реклама
» » Цесаревич Георгий Михайлович: И до кризиса на Украине никто на Западе не желал усиления России

Цесаревич Георгий Михайлович: И до кризиса на Украине никто на Западе не желал усиления России

Цесаревич Георгий Михайлович: И до кризиса на Украине никто на Западе не желал усиления России Е.И.В. Государь Наследник Цесаревич и Великий Князь Георгий Михайлович благоволил ответить на вопросы редактора газеты «Монархист» Михаила Кулыбина.

– Ваше Императорское Высочество, кризис на Украине длится уже не первый год. И люди, пришедшие к власти в результате государственного переворота в начале 2014 года, во всех своих проблемах винят Россию. Насколько справедливы такие упреки, по Вашему мнению?

– Очень часто люди, стремящиеся к власти, не понимают, что власть – это невероятный труд, большие страдания и колоссальная ответственность. Они хотят пользоваться плодами власти, но не представляют, как растет дерево, на котором эти плоды появляются.

Среди такого рода политиков встречаются не только беспринципные и циничные политические дельцы, но и идеалисты.

Идеалисты имеют добрые намерения, хотят послужить народу, но не умеют управлять. Они, как правило, не перекладывают свою вину на других, честно стараются, но в большинстве случаев терпят поражение или даже погибают.

Дельцы заранее знают, что не смогут принести пользу соотечественникам. И изначально не собираются прилагать к этому усилия. Они руководствуются корыстными побуждениями и рассматривают власть не как служение, а как способ удовлетворить свои амбиции или приобрести личную выгоду. Но чтобы оправдать в глазах народа негативные результаты своей деятельности, им нужны «внешние враги», на которых можно все свалить.

Создается впечатление, что на Украине у власти сейчас оказались в большинстве политики из этой категории.

Когда люди, которые осознанно сделали все, чтобы расколоть общество и посеять рознь в своей стране, начинают искать «внешнего врага», чтобы возложить на него вину за собственные ошибки, а иногда и явные преступления – это, конечно, не имеет ничего общего со справедливостью и правдой.

Отправной точкой нынешней трагедии Украины стал государственный переворот, когда свергли президента Виктора Януковича. Какими бы ни были претензии к нему, он был законно избранным президентом, и его насильственное отстранение от власти есть явное попрание права.

Очевидно, что этот переворот организовала не Россия. И не Россия виновата в том, что после переворота из уст новых украинских лидеров зазвучали угрозы в адрес русскоязычного населения, Украинской Православной Церкви юрисдикции Московского Патриархата, что имели место откровенно антисемитские выступления и действия, что началась реабилитация военных преступников времен II Мировой войны.

Безусловно, Россия не могла никак не реагировать на то, что происходит в соседнем братском государстве. Не могла не предпринять мер помощи нуждающимся и страдающим. Но военное вмешательство, о котором любят говорить антироссийские политики, никто доказать не смог. Что касается общественно-политических шагов на международной арене и гуманитарного участия в событиях, то иначе просто не могло и быть. Я не могу себе представить, что если бы в любой стране Европейского Союза произошел переворот, зазвучали призывы к этническим чисткам и начались артиллерийские обстрелы городов, соседние страны безучастно бы на это смотрели.

Говоря об Украине, мне хотелось бы обратить внимание и на внутрироссийские оценки украинского кризиса. В нашей стране много говорится о западном влиянии, о прямом вмешательстве США. Безусловно, это имеет место, и даже никто не пытается этого особенно скрывать. Но было бы ошибкой становиться «зеркалом» антироссийских политических демагогов и винить во всем Запад, как они винят во всем Россию.

Америка и Европа действуют в своих интересах, которые во многом противоречат интересам России. Причастность западных политических сил к происходящему на Украине несомненна. И, конечно, явно не ради укрепления российско-украинских отношений. Но и мы что-то упустили и не досмотрели в нашей политике в отношении Украины. Может быть, мы недостаточно внимания уделяли культурному взаимопроникновению и сотрудничеству. И там выросло поколение, во многом забывшее о нашей общей истории, настроенное к России равнодушно или враждебно. Если мы будем только проклинать наших геополитических конкурентов, и не анализировать, в чем есть и наша доля вины, мы не найдем правильных решений ни сейчас, ни в будущем.

– Помимо политического эти проблемы имеют еще и историко-культурный аспект. Официально признанные на Украине историки сочиняют байки о «древних украх», о Киевской Руси как «национальном государстве украинцев», о «победе казака Мамая над угро-финским князьком Дмитрием Донским», о «многовековом угнетении украинцев москалями». Зачем, на Ваш взгляд, нужна эта фальсификация истории, и что можно ей противопоставить?

– История непрерывна. В ней есть причинно-следственные связи. События прошлого продолжают влиять на настоящее. Устоявшиеся образы и символы истории формируют мировоззрение. Поэтому, если нужно разрушить одно мировоззрение и добиться торжества другого, обязательно начинается переосмысление истории.

Если это честный поиск – в этом нет ничего плохого. Иногда нужно менять или корректировать закостеневшие стереотипы. Однако если заменять историю на фальсификацию, ни к чему хорошему это привести не может, какими бы соображениями ни руководствовались создатели фальсификаций.

Фальсификациям можно противопоставить только правду. Нельзя замалчивать печальные страницы, нельзя утверждать, что мы всегда и во всем поступали правильно. Мы тогда будем мало чем отличаться от тех фальсификаторов, которые пытаются нанести нам ущерб. Полемику следует вести честно, открыто и с уважением к мнению оппонента.

Что касается экзотических теорий в области истории, то надо надеяться, что на Украине большинство граждан поймут их полную несостоятельность. Все-таки, есть факты, доказанные на основании множества разнообразных исторических источников. Их нельзя опровергнуть откровенными фантазиями и сказками.

Факты могут подвергаться разному осмыслению и оценкам. Бывает, эти оценки противоположны. Здесь уместна дискуссия. Но не может быть диалога, если кто-то утверждает, что казак Мамай победил князька Дмитрия, или что в Гражданской войне в США русские южане победили испанских северян, или что Н. Бонапарт выиграл битву при Ватерлоо, где разгромил халифат. Это тема не для дискуссии, а, в лучшем случае, для компьютерной игры.

– Большую часть времени Вы проживаете в Европе. Почему тамошние ведущие государственные деятели, комментаторы, СМИ демонстративно не замечают радикального национализма и даже нацизма многих нынешних украинских политиков?

– Это является загадкой и для меня. Обычно западное общество очень остро реагирует на все проявления ксенофобии в любом виде. Иногда бывает, что просто какая-то неосторожная оговорка, которую можно трактовать двояко, но в которой видится тень национальной неприязни, вызывает бурю возмущения. Случается, что и самые невинные высказывания консервативного толка преподносятся как «фашизм». Но к разгулу украинского национализма наблюдается малообъяснимая «толерантность». Это очень опасно, как опасны любые двойные стандарты, особенно в такой сложной сфере, как межнациональные отношения.

– В продолжение предыдущего вопроса: а каково, на Ваш взгляд, отношение рядовых европейцев к украинскому кризису и России?

– Конечно, средства массовой информации формируют определенные взгляды. Если вам изо дня в день говорят одно и то же, а альтернативной информации нет или крайне мало, вы начинаете верить пропаганде. К сожалению, большинство людей в наш век высоких информационных технологий разучились размышлять и анализировать. Им легче усвоить то, что лежит на поверхности. А доискиваться правды неохота. Это беда не только Европы и Америки, но и всего мира.

Остается надеяться, что к размышлениям людей подтолкнут их жизненные интересы. Война санкций ударила и по европейцам. Когда они захотят понять причины, побудившие европейских политиков начать эту игру с Россией, может быть, они глубже вникнут в суть проблемы и поймут, что нашу страну во многом обвиняют и преследуют несправедливо.

По мнению многих экспертов, кризис на Украине стал лишь поводом для стран Запада объявить санкции против России. Реальная причина – желание затормозить экономическое развитие страны и усиление ее на мировой арене. Что Вы об этом думаете?

– До кризиса на Украине я тоже не замечал, чтобы кто-то на Западе старался ускорить экономическое развитие России и усилить ее. Это было бы очень странно и невероятно. Никто никогда не стремится к усилению своих конкурентов.

Находясь на посту советника Генерального директора комбината «Норильский Никель», и входя в «Институт никеля» я начал изучать проблемы защиты прав и интересов российских производителей и предпринимателей на иностранном рынке. Продолжаю заниматься этим и ныне, уже самостоятельно. Так что мне хорошо известно, что «необъявленные санкции», продиктованные конкурентной борьбой, по ряду направлений существовали и раньше.

Те открытые санкции против России, которые были декларированы в связи с украинским кризисом, в большей степени политизированы. Но по кому эта ситуация ударит сильнее – по России или по тем странам, которые объявили санкции, это вопрос весьма дискуссионный.

При объявлении санкций по политическим мотивам, видимо, ожидается, что вызванные ими экономические затруднения повлекут социальную напряженность, а вслед за этим народ окажет давление на собственную власть, чтобы та пересмотрела свою политику и пошла на уступки ради отмены санкций.

Но такой эффект возможен в краткосрочной перспективе, если санкции сразу привели к резкому снижению уровня жизни и массовым протестам. Если же власти удалось удержать и стабилизировать ситуацию, внешние санкции начинают способствовать развитию экономики внутри страны, поддержке внутреннего производителя. В то же время, контрсанкции приводят к экономическим проблемам в странах, которые начали «санкционную войну». И неизвестно, кто окажется устойчивее. Если сравнивать страны Европейского Союза и Россию, то я уверен, что российский народ гораздо более вынослив.

Разумеется, этой выносливостью нельзя злоупотреблять. Нельзя думать, что соотечественники всегда и все стерпят. Это очень опасное заблуждение. И санкции, конечно же, вещь неприятная. Рассчитывать на автаркию в нынешних реалиях неразумно. Используя сложившуюся сейчас ситуацию для развития собственных промышленности и сельского хозяйства, нужно одновременно стремиться прекратить «войну санкций».

Но не ценой национального унижения, ограничения суверенитета и сдачи геополитических позиций. В этом, я уверен, едины как современная государственная власть, так и российский народ.

– Получившая на Западе распространение антироссийская риторика, а также санкции фактически привели к результату обратному тому, какого хотели наши оппоненты: несмотря на трудности и даже снижение уровня жизни, большая часть россиян стала лучше относиться к курсу правительства России и лично президенту Владимиру Путину. В чем причина такого феномена, на Ваш взгляд?

– Российский народ всегда мобилизуется в момент опасности. И большинство соотечественников понимает, что кроме прав есть еще и обязанности.

Недопустимо пренебрежение к правам и достоинству личности, как это было при тоталитарном коммунистическом режиме. Однако столь же недопустим эгоистический индивидуализм, когда личные интересы всегда и во всем ставятся выше интересов общества и государства.

Слава Богу, в России сохранилось традиционное отношение к гражданским правам и обязанностям и к государственной власти. В президенте Владимире Путине народ увидел сильного, умного и опытного лидера, соответствующего требованиям настоящего исторического момента. Поэтому его поддерживают и будут поддерживать, даже если придется пережить некоторые трудности. Народ понимает, сколь важно уберечь Россию от новой политической дестабилизации. Если наша Родина в очередной раз будет ввергнута в хаос, все потеряют гораздо больше. Примеры Украины, Ирака, Ливии, Египта, Афганистана, Туниса – у всех перед глазами.

Российский Императорский Дом принципиально не участвует ни в каких формах политической борьбы. При этом у нас есть своя гражданская позиция, и существуют вещи, которые вызывают у нас огорчение или настороженность. Например, мы считаем, что реформа образования и медицины в России идет по неправильному пути. И видим, что так думаем не только мы.

Но одно дело – высказывать критические суждения об отдельных аспектах и направлениях, а другое – расшатывать сами основы государственной власти. Мы общаемся со всеми соотечественниками самых разных взглядов, и левых, и правых, и центристских. И когда беседуем с теми, кто находится в оппозиции, призываем их не переходить ту грань, которая отделяет иное видение блага страны от разрушительной революционности, озлобленности и экстремизма. Как писал А.С Пушкин, «нет убедительности в поношении, и нет истины, где нет любви».

А для государственной власти, по нашему глубокому убеждению, при любом строе и политическом режиме важно ни в чем не утрачивать чувства меры, прислушиваться к критике, делом доказывать народу свою эффективность, помнить об историческом опыте и иметь четкое видение перспективы развития страны.

Власть не достойна поддержки, только если она враждебна религии и прибегает к террору против собственного народа. При отсутствии этих факторов следует поддерживать государственный порядок не только за страх, но и за совесть. Я верю, что российский народ, дважды переживший в ХХ веке крушение государственной системы, выработал в себе иммунитет к революции.

– Ситуация «холодной войны» с Западом и, тем более, враждебное отношение Украины к России – противоестественны. Как Вы считаете, какие меры могли бы помочь урегулировать конфликт?

– Любая война, в том числе и «холодная», оканчивается миром. До горячей III Мировой войны, уверен, никто довести дело не захочет. Все понимают, что в этой войне победителей не будет. Так что нужно постепенно отказываться от двойных стандартов, услышать и понять друг друга, отказаться от фантастических претензий и найти максимально справедливый баланс интересов. Наверное, это звучит идеалистически, особенно сейчас, в период столь высокой международной напряженности. Но другого выхода, по-моему, нет.

Прочного мира и уважения к себе достигает тот, что умеет сохранять хладнокровие, политическую интуицию, разумную твердость и склонность к достойному компромиссу. Хочется верить, что такие люди найдутся и в России, и на Украине, и в Европе, и в США.

Источник: http://monarhist.info/newspaper/article/90/3306
28-08-2015, 18:11
820 просмотров